Вадим Демчог сделал из трагедии триллер. Эксперты Wanted - о побочных эффектах спектакля «Кто Гамлет?»

Новости 28.10.2019 1583 0

Кристина Дасарская в роли Офелии и Вадим Демчог в роли Полония. Фото Марии Тер.

На премьере в «Театре Луны» был наплыв красивых женщин: куда ни глянь - сплошные Офелии. На сцене Офелий было гораздо меньше, чем в зале, - всего две. Но когда погас свет, акценты сместились именно на них…

Команда "Молодой крови" лишила зрителя невинности в первом же акте. Режиссер даже не пытался спрятать скелеты в шкафу до интригующей развязки. Он начал резать сразу и по живому. Без наркоза. Кровопускание – не метод современной медицины. Однако, как оказалось, средневековье у нас в крови. И пороки, которые джентльмен Шекспир обнажал по щиколотку, Демчог обнажил по самое мясо, сорвав с кажущейся добродетели не только одежду, но и кожу. Привычная ткань сюжета, словно подстилка, была брошена на растление современным контекстам. А Гамлет представлен героем нашего времени, апгрейденным и распятым между ног Офелии.

Суть пьесы "Кто Гамлет" в том, что демиург, он же режиссер Демчог, он же повествователь Йорик, бросает монету: кому из актеров быть или не быть Гамлетом?

Спектакль сыгран на минимальных ресурсах: стол, который в том числе используется и как подиум, и как могила, канат для суицидальных трюков, стандартный свет, который в руках персонажей создает очень точную игру теней, и фоновый фатальный дым. Что касается саундтреков, то, конечно, особенно убедительны записи голоса легендарного мистера Фримена. На этом все – никаких других спецэффектов.

Трехчасовое шоу держалось на семантической экспрессии (интерпретация Шекспира была вынесена за рамки трехмерной плоскости) и, собственно, на игре. Очень круто Демчог синхронизировал «замедленные кадры» и «быструю перемотку» действия. Актеры, чрезвычайно преуспевшие в телесной пластике и хореографии, показали весь диапазон личностей (двуличностей) героев пьесы. Как сказал один из зрителей: «Особенно был хорош самый взрослый, сыгравший Йорика».


Режиссер Вадим Демчог в роли Йорика. Фото Марии Тер.

Некоторые действительно были не в курсе, что «самый взрослый» в команде «Молодой крови» – это тот, кто ее пьет. :) Речь сейчас (внимание, спойлер) о сцене конфликта Режиссера с актерами, обделенными главной ролью. И в этом смысле проблема дефицита Гамлета решена довольно изящно: у Демчога Гамлета сыграли все.

В театре Шекспира один актёр в рамках одной и той же пьесы мог исполнять до трех ролей одновременно. Но вряд ли все актеры в одном показе могли сыграть главную роль. И даже трижды, как харизматичная Кристина Ра.


Кристина Ра в роли Гамлета и Татьяна Шабаева в роли Офелии на репетиции по свету. Фото Марии Тер.

Гамлет-Офелия, Гамлет-Клавдий, Гамлет-Гертруда, Гамлет-Гильденстерн, Гамлет-Лаэрт… Когда читаешь афишу, понимаешь, что Гамлет – это ни разу не отдельный персонаж, это своеобразный префикс к прочим действующим лицам. Демчог, похоже, обыграл известную шутку средневекового Томаса Нэша о «куче Гамлетов, рассыпающих пригоршнями трагические монологи».

Зрителю главное не пропустить очередную метаморфозу, потому что переходы от базового персонажа не всегда очевидны, а шаблон главного героя Демчог разрушил, сохранив разве что наше представление о Гамлете, как о красивом атлете, хотя, по словам королевы-матери, «он тучен и одышлив». Но таковых в труппе «Молодой крови» в принципе нет (чтоб не сглазить).


Если бы кепка «Нью-Йорк» стала действующим реквизитом, мы бы предложили перебить ее на «Нью-Йорик». Актеры команды «Молодой крови» театра «Арлекиниада» Тимур Берглов, Егор Латышев и Алексей Душевин на открытой репетиции спектакля. Фото Марии Тер.

Демчог трижды за спектакль припудрил лицо пеплом со словами из Бахарта Натьяшастры: «И пусть пепел будет защитой актерам». Культурные коды болливуда отлично вписались в концепт пьесы. Пепел вполне мог сойти за прах отца Гамлета. И если так, то для чего защищаться прахом убитого короля?

Метафорически Ghost of Hamlet's father (в переводе - Призрак или Дух отца Гамлета), которого Демчог показал, как фальсификацию, - это Дух-отец. Когда мы нарушаем равновесие в пользу зла, мы в итоге получаем прах своего духа. Способен ли он возродиться из пепла - вот в чем вопрос? Собственно, Гамлет и занимается попыткой воскресить истину, но, совершив убийство, теряет невинность. Дух Гамлета (отца тоже звали Гамлетом) закономерно превращается в тень.

Когда герой борется со своей тенью, он борется уже с падшим духом. Гамлет - это тень каждого персонажа пьесы. И режиссер очень рискует, выводя ее на чистую воду. Сарказм принца - «Мне слишком много солнца» - у Демчога приобретает зловещий характер, особенно когда актеры наставляют на себя разоблачающий фонарь. Чем ближе к объекту свет, тем значительнее от него тень...

А если тень выходит из-под контроля, за рамки привычной плоскости, то метафора превращается… в роль. Что нам и демонстрирует двуликий Клавдий – самый неожиданный персонаж пьесы, сыгранный одновременно двумя актерами.
Во-первых, это красиво…


Тимур Берглов в роли Гамлета-Клавдия. Фото Марии Тер.

Во-вторых, это адски красиво, потому что режиссер заставил двух актеров работать в невероятно тесном спарринге - создавалось ощущение организма с единым кровообращением. Отравленная преступлением кровь Клавдия необратимо теряла иммунитет к внутреннему Голлуму. Михаил Урянский в своей схватке с Тимуром Бергловым продемонстрировал невероятную гибкость, выворачивая свое мышечное тело практически наизнанку, касаясь сцены каждым своим позвонком. Это было потрясающе. Физическая подготовка актеров впечатляет.


Тимур Берглов (слева) и Михаил Урянский в роли Клавдия-Гамлета. Фото Марии Тер.

Традиционная шекспировская гора трупов - это гора пороков. Апофеоз войны добра и зла, в которой «блок-бастерски» сыгранная смерть обнуляет и обесценивает и то, и другое. В масштабах трагедии невинных просто нет. Даже Офелия вовлечена в пульсирующий поток кровосмешения.

Когда границы между персонажами были окончательно стерты, актеры посягнули на святость зрителя. Впрочем, Демчог дал залу пожизненную индульгенцию: зритель и без того рискует после спектакля впасть в саморефлексию, выгребая скелетов из ямы бессознательного и спрашивая у них: #ктоГамлет?


Из комментариев к фотоальбому Марии Тер
с открытой репетиции спектакля.

Противникам современной трактовки классиков! Демчог сделал пьесу по мотивам трагедии, хорошо известной еще до постановки Шекспира. Больше того, поскольку Шекспир не оставил рукописи «Гамлета», никто не знает, в каком точно виде пьеса шла на сцене его театра. Но Шекспир однозначно обновил эту старую историю. Поэтому ничего не говорите про противозаконность современной интерпретации «Гамлета». Его автор и сам этим грешил...

В ноябре, кстати, открыты две даты на "Кто Гамлет" (билеты здесь).

Вероника Плеханова

PS. Наши фантазии от постановки Демчога могут не иметь ничего общего с идеей самого Демчога.

Актеры и роли:

Вадим Демчог - Йорик, Полоний, Режиссер.
Кристина Ра - Гамлет-Гертруда.
Егор Латышев - Гамлет-Гильденстерн
Алексей душевин - Гамлет-Розенкранц, Лаэрт, Полоний.
Кристина Дасарская - Гамлет-Офелия, Гертруда, Переводчик.
Татьяна Шабаева - Гамлет-Офелия.
Тимур Берглов - Гамлет-Клавдий.
Михаил Урянский - Клавдий-Гамлет.
Смерть - ...


Команда #КтоГамлет. Фото Марии Тер.

Спектакль создавали:

Вадим Демчог - Художественный руководитель,режиссер-постановщик.
Кристина Ра- режиссер-конструктор.
Мария Тер - помощник режисера, фотограф.
Николай Иншаков - композитор.
Саша Полесский - сауд дизайн, звуковое сопровождение спектакля.
Анна Бувина - консультант по пластике.
Евгений подъездников - художник по свету.
Ирина Тарановская - художник по гриму, художник по костюмам.
Татьяна Курпилянская - художник по гриму, художникпо костюмам, художник-реквизитор.
Людмила Кислякова - ассистент художника по гриму, ассистент художника по костюмам.
Артур Щербаков (Lesta.Store) - художник-модельер.
Татьяна Орлова - дизайнер афиш, программки.
Василиса Кислякова - видеограф.
Андрей Сафонов - директор театра "Арлекиниада"