Кирилл Гончаров: «Люди живут, как голосуют»

Reportings

  • Автор проекта Wanted. Аналитик шоу-бизнеса. Фотограф. Писатель. Член профессионального Союза писателей России с 2016 года.

Кирилл Гончаров: «Люди живут, как голосуют»

Блоги 29.08.2016 361 0

Глава московского штаба партии «Яблоко» реально – мегамозг. Такой комбинаторики еще поискать! Я провела в штабе всего один день, и до сих пор под впечатлением.

Во-первых, действительно очень много молодежи. Стильной. Продвинутой. Не бедной (из МГИМО, например), то есть не ищущей, где подзаработать – заработки волонтеров условные. Да и подзаработать можно у «единороссов» или ЛДПР. Тогда зачем они здесь? За «Яблоко»? Нет, правда? Верят в политику и в политиков?

Во-вторых, Кирилл. Я сперва решила, что он… такой Киану Ривз. Такой рафинированный интеллигент. Очень смелый, как оказалось. А вы попробуйте в этом возрасте и в этой стране быть либералом.

— Кирилл, тебе всего двадцать девять лет…

— Двадцать четыре!

— А говорят, что двадцать девять!

— Просто многим непривычно видеть молодежь в политике.

— Кстати, насчет штаба и молодых. Почему такая ставка на молодежь?

— В какой-то момент мы (я сейчас говорю за молодежь) приняли решение, что нам здесь жить, что мы не хотим отсюда уезжать, не хотим отдавать страну вороватым чиновникам, которые преследуют свои личные коммерческие интересы. И мы – молодые, ответственные люди — берем инициативу в свои руки, потому что хотим изменить ситуацию уже сегодня, уже сейчас. У нас есть несколько недель до выборов в Государственную Думу, и у нас есть четкий план, четкая стратегия — мы будем ей следовать. И у нас получится, потому что молодежь является катализатором перемен, всегда и в любой стране мира. Поэтому мы поставили задачу мобилизовать именно молодых людей, и у нас это получилось, как видите: наши ребята очень активные, самостоятельные, и самое главное – инициативные. Они хотят перемен и не хотят зависеть от одного президента, от одной партии, от одного мнения.

— Ты говоришь – «не хотим уезжать из России». А ты часто бывал в других странах? Сравнивал?

— Да, я много путешествую, я люблю Европу, и так получилось, что большинство моих однокурсников уехало работать именно в Европу. Кто-то в Испанию, кто-то в Германию, несколько человек уехали в Южную Корею. Мы постоянно друг с другом общаемся и часто спорим. Они убеждают меня в том, что в России невозможно ничего изменить. Но я уверен, что если мы сейчас сможем засучить рукава и потратить несколько недель на активную избирательную кампанию, на то, чтобы убедить наших друзей, наших соседей, наших родственников, что можно все изменить, всего лишь придя на выборы – у нас все получится.

— Всего лишь придя на выборы? Ну…

— Многие люди не понимают одной простой вещи: они живут ровно так, как они голосуют. И когда люди бойкотируют выборы или не хотят идти голосовать, или голосуют за ту партию, которая уже много лет является правящей и обладает монополией на власть, то… Зачем потом говорить, что все бесполезно. Они сами это допустили. Я не хочу этого допускать. Я хочу своим детям через много-много лет сказать, что не зря потратил свою молодость, что я менял страну к лучшему, что у меня были цели и были идеалы, которым я следовал.

— Ты что, действительно веришь в честные выборы?

— Я верю в то, что у нас есть все возможности для того, чтобы их проконтролировать, тем более, при современных технических ресурсах. А контролировать выборы — это очень важно. Я сам несколько раз сталкивался с фальсификациями, знаю, как они происходят. Очень неприятно, когда моим голосом хотят воспользоваться жулики и присвоить мой голос партиям, которые для меня не являются авторитетными. «Яблоко» — это партия, которой я могу доверять. Я знаю этих людей, я работаю с ними много лет. Я ни разу – абсолютно искренне – ни разу не был разочарован в этих людях. Никакого пессимизма рядом с ними. И не было такого, чтобы эти люди врали или воровали. А это очень большой критерий на сегодняшний день, тем более в нашей стране.


С соратником по партии политиком Львом Шлосбергом


— «Яблоко» сейчас активно собирает подписи за проведение референдума среди москвичей. Казалось бы, к предвыборной кампании это не имеет прямого отношения. Почему? – во-первых. А во-вторых, не кажется ли вам, что если будет очень много людей голосовать по каждому поводу, возникнет многоголосье, будет много несогласованности…

— Как-то я спорил с одним человеком касательно многопартийной системы. И в конце концов мы пришли к тому, что лучше потратить десять минут на то, чтобы найти в бюллетене нужную партию из ста, чем жить пять лет с одной и той же. То же самое касается референдума. Я думаю, что у Москвичей должно быть право выбора. Москвичи – умные, образованные, самостоятельные люди, и они должны иметь право голоса не только в день выборов, но и в любой другой ситуации, в любой другой день. Если их не устраивает работа мэрии, если их не устраивают пробки, если их не устраивает, что их не слышат, если проходит точечная застройка, при этом нарушаются абсолютно все законодательные нормы, если правительство Москвы закрывает глаза на какие-то очевидные проблемы, мы должны высказываться. Мы не можем ждать пять лет до следующих выборов. Мы должны высказываться здесь и сейчас. У нас хорошие шансы собрать эти подписи. Я вижу настрой людей, вижу те темпы, с которым мы движемся: у нас порядка тысячи подписей в день, и их собирают волонтеры, которые первый раз ходили по квартирам. Это довольно неплохая тенденция, очень неплохая.

— Это говорит о том, что у вас профессиональные волонтеры или что у нас люди уже настроены на то, чтобы что-то изменить?

— Как вы видели, наши волонтеры – это очень молодые люди, средний возраст – двадцать лет. Конечно, у них еще не хватает опыта хождения по квартирам и общения с противниками и сторонниками партии «Яблоко». Поэтому, в первую очередь, это заслуга самих жителей, которые устали от безнаказанности чиновников, от наглости чиновников, от того, что их не слышат. Вот мы говорим: хотим, чтобы вас слышали, чтобы у вас были самые разные инициативы, но чтобы эти инициативы реализовать, нужен инструмент. Референдум является таким инструментом.

— Волонтеры у вас действительно молодые, красивые, стильные. Не страшно брать ответственность за них? Кстати, очень многие ребята не просто так пришли, а действительно убеждены, что «Яблоко» — это лучший выбор.

— Так и должно быть. Собственно, мы никого здесь насильно не держим, не отбираем паспорта и не заставляем находиться под нашим контролем.


Кирилл наблюдает за работой волонтеров около агитационного куба


— Нет, ну бывает иногда, что кто-то за компанию с приятелем пришел, просто какие-то активности проявить в жизни, попробовать себя в чем-то, на мороженое заработать…

— Честно говоря, мы сами не ожидали, что придет столько людей. Сегодня у нас около четырехсот волонтеров и все, действительно, очень молодые, энергичные. Сложно поручиться, что каждый приходит за идею. Ожидания у всех разные. Если вопрос о том, платим ли мы ребятам, которые раздают газеты и собирают подписи, то – да, в соответствии с законодательством. За деньги, в принципе, можно прийти в любую другую партию. Но молодежь идет к нам. Значит, есть что-то, кроме денег, что привлекает их.

Сначала человек может не понимать, чего мы от него хотим. Но через день-два работы он проникается какой-то более глубокой идеей, сам мотивируется очень сильно, и мотивирует окружающих. Я хочу, чтобы у людей за месяц работы – это достаточно короткий срок – осталось какое-то представление о том, что вообще происходит в нашей стране. И после выборов, на мой взгляд, им будет интересно заниматься политикой, анализом происходящего в России, они будут следить за новостями, за происходящим в Государственной Думе.

Фактически, наша кампания – это образование молодых людей. Потому что зачастую – я сам с этим сталкивался в университете – преподавательский корпус не готов брать ответственность за образование, за автономность человека. Они просто интегрируют базовые знания из книжек, и это действительно хорошо. Но когда мы говорим о самостоятельности и автономности мысли, то многие преподаватели просто игнорируют этот момент. Они не дают человеку возможности мыслить самостоятельно. Это, на самом деле, довольно опасная тенденция.

Мои преподаватели в университете всегда отговаривали меня заниматься политической деятельностью, утверждая, что это опасно, что в России и так все хорошо, что не надо ничего менять, и меня это сильно возмущало

Наоборот, мне казалось, что преподаватель должен создавать условия, чтобы человек развивался самостоятельно, чтобы он начинал критически мыслить по отношению к власти, политике, чтобы он начинал контролировать чиновников, мэрию, администрацию президента, самого президента, его правительство — вот этого нам не хватает. Поэтому наша задача образовывать людей, говорить, что они могут ловить за руку жуликов, могут голосовать и ситуация будет меняться, что вообще от человека что-то зависит, потому что сейчас очень много апатии — люди не верят ни во что. А им нужно проснуться, наконец.

— Кстати, в штабе тебя видят с утра до ночи. Ты вообще когда-нибудь спишь?

— Сплю, правда сплю. И вчера вот, правда, спал. На самом деле, у нас есть более героические ребята, которые здесь ночуют, хотя у нас не было такой договоренности. Я захожу в штаб и понимаю, что система уже работает, я даже могу в принципе не вмешиваться в процесс: работают десятки координаторов, каждый отвечает за свою сферу деятельности, и это очень приятно. При этом многие координаторы совсем недавно с нами, мы их брали обычными волонтерами, увидел, что они стали предлагать какие-то креативные идеи, которые нам могут помочь, что они развиваются как личности. Мы, естественно, даем им возможность улучшить свои навыки, даем им какую-то новую зону ответственности, у них появляется новая компетенция, и это очень приятно. Я надеюсь, что наши волонтеры выйдут не только с новыми знаниями о политике, но и с новыми знаниями об организации больших процессов.

Категория: 

Comments

Comments

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.